Десять лет назад в Чечне геройски погиб милиционер Баян Нафиков

Каждый год 22 декабря дом Насимы Нафиковой в селе Ташлы Альшеевского района республики наполняется гостями. Она готовит сытный обед, накрывает по-деревенски богатый стол. Здесь не звучат праздничные тосты и заздравные речи, нет веселья, которое обычно сопровождает друзей за общим столом. Насима Сулеймановна посидит с гостями, поплачет, на дорогу соберет гостинцы и обязательно попросит: «Приезжаете еще! Приезжайте, помните моего сына Баяна. Приезжайте, хотя бы пока я жива!»
22 декабря – день смерти ее сына Баяна Нафикова, в 2001 году – заместителя начальника отделения милиции Приютово отдела внутренних дел города Белебея и Белебеевского района. 8 декабря 2001 года группа сотрудников поселкового отдела милиции н.п. Гехи под руководством Баяна Амировича на автомашине выехала в расположение временного отдела внутренних дел в Урус-Мартане. На окраине поселка прогремел взрыв… Полученные ранения оказались смертельными для подполковника милиции Баяна Нафикова. 22 декабря он скончался в госпитале.
– Тогда группы боевиков состояли обычно из 4-5 человек: один корректирует, второй подрывает, еще 2-3 человека обстреливают, – рассказывает Рафаил Диваев, который в то время был министром внутренних дел республики. – На выезде из поселка Гехи справа есть овраг, оттуда и велся обстрел. Сотрудники поселкового отдела милиции под руководством Баяна Нафикова держали оборону около получаса, хотя все были ранены.
В середине февраля 2001-го, во время второй Чеченской кампании, МВД республики был направлен первый сводный отряд для создания временного отдела внутренних дел в Урус-Мартане – на три месяца. При формировании второго этапа от Белебеевского ГРОВД по разнарядке в Чеченскую республику были направлены четыре сотрудника. В эту группу добровольно напросился лейтенант милиции Амур Нафиков – старший сын подполковника Баяна Нафикова. Амур – вчерашний выпускник факультета подготовки сотрудников уголовного розыска УЮИ МВД России – оказался одним из самых молодых сотрудников, направлявшихся в очередную командировку на Северный Кавказ. В Урус-Мартановском районе Чечни уже были первые потери среди сотрудников башкирской милиции, и можно только догадываться, что пережили Баян Амирович с женой Мадиной Рашитовной, провожая сына в «горячую точку». Амур честно отслужил, вернулся повзрослевшим, опаленным войной офицером, со знаками отличия. Привез отцу подарок – камуфляжную форму «снег». Неудивительно, что, когда формировался четвертый этап командировки в Урус-Мартан, одним из первых был зачислен в группу командируемых сотрудников Белебеевского ГРОВД Баян Нафиков. Кстати, редкий, если не единственный в МВД республики случай, когда в боевой командировке побывали отец и сын – оба действующие сотрудники милиции.
Руководящий состав Временного ОВД в Урус-Мартане отбирал лично министр внутренних дел РБ Рафаил Диваев. Баян Амирович оказался в числе тех, кто должен был пройти собеседование с министром. Подполковник Нафиков был известен как опытный и результативный оперативник, но неожиданно для всех Рафаил Диваев отверг его кандидатуру. Сейчас кажется, что чувствовал беду и хотел отвести ее…
Но Баян Нафиков – не из тех, кто запросто переживает неудачи. Была вторая попытка добиться разрешения на командировку, и ему удалось убедить министра – он был назначен на должность начальника поселкового отделения в п. Гехи Урус-Мартановского района. 29 октября 2001 года подполковник милиции Нафиков в составе сводного отряда отправился в служебную командировку на Северный Кавказ…
…12 декабря 2001 года стало известно, что раненые 8-го числа в Гехах Баян Нафиков, Олег Ничепорчук, Андрей Семенов и Анатолий Соколов переправлены из госпиталя аэродрома «Северный» (г. Грозный) в военный госпиталь Владикавказа. Группа сотрудников временного отдела немедленно выехала в Северную Осетию.
– Сначала нашли Олега Ничепорчука – с тяжелыми травмами в области головы он был госпитализирован отдельно от других, в другом корпусе. С перебинтованной головой, многочисленными ранениями, он был бодр, самостоятельно передвигался, – рассказывает Раис Сафин, бывший в то время начальником временного отдела внутренних дел в Урус-Мартане, а в мирной жизни – начальником Отдела внутренних дел города Белебея и Белебеевского района. – Затем мы прошли в корпус, где были остальные раненые. В коридоре на кровати неожиданно для себя увидели нашего боевого товарища Ильнура Гильмутдинова, который получил огнестрельное ранение 23 ноября. Спрашиваем: почему в коридоре, не хватает мест? Выяснилось, что таким необычным образом раненый боец был наказан военным врачом за то, что курил в палате. Проходим в палату, там все трое. Андрей Семенов, придерживая левой рукой металлическую тарелку (правая рука ампутирована по локоть), пытается пить какую-то похлебку, именно пить, потому что жевать он не мог – сломана челюсть. Анатолий Соколов – с переломом левой голени. Баян Нафиков – уже с ампутированной правой ногой, раздробленными левой ногой и правой кистью руки, голова вся посечена осколками. Но, несмотря на все, встретились с улыбками на лицах. Соколов спросил, знают ли о случившемся на Родине. Пришлось сообщить, что в первый же день информация прошла по каналу НТВ. На глаза Анатолия навернулись слезы – очень переживал за своих родных. Баян Нафиков, держась за металлические поручни левой рукой, привстал на кровати: продемонстрировал, что, несмотря на тяжелые ранения, он полон сил. Он попросил меня тогда походатайствовать перед руководством МВД республики, чтобы не торопились его списывать на пенсию, он обязательно вернется в строй! Я осторожно спросил его: пока он будет проходить курс лечения, его личное оружие – пистолет ПМ и кобура – будет храниться в оружейной комнате ОВД или его закрепить за кем-то из его сыновей – офицеров милиции, сотрудников Белебеевского ГРОВД – Амуром или Альгисом? Баян Амирович попросил закрепить его за младшим сыном – тогда молодым лейтенантом милиции Альгисом.
Долго тогда поговорить им не удалось – по команде начали собираться в аэропорт для перелета в военный госпиталь Новочеркасска, а затем в Ростов-на-Дону. Семенову и Соколову помогли сесть в УАЗик-«буханку». Баяну Нафикову надели чью-то милицейскую шапку, укутали его в одеяло и на носилках перенесли в машину. Андрея Семенова, Анатолия Соколова, Олега Ничепорчука, а позже и Ильнура Гильмутдинова сфотографировали. А Баяна Амировича сфотографировать не решились, хотя с собой был и фотоаппарат, и видеокамера. В памяти была плохая примета – фотографировать в дорогу. А так хотелось, чтобы эта встреча была не последней!
Во время перелета Баян Амирович потерял сознание. Прожил еще десять дней в коме. Вскоре прилетела из Башкирии его жена Мадина Рашитовна, чуть позже – сыновья Амур и Альгис. Мадина Нафикова вспоминает, что в последний миг ее муж открыл глаза, взглянул на нее, улыбнулся и все кончилось… Подполковник милиции Нафиков умер от ран на ее руках 22 декабря 2001 года, в день ее рождения…
– 25 декабря 2001 года выдалась ненастная даже по зимним меркам погода – крепкий мороз, пурга, – продолжает Раис Султанович. – С Баяном Нафиковым прощались в холле кинотеатра «Мир» в Белебее, затем с почестями похоронили в родной деревне Ташлы Альшеевского района. Горькую ношу взглянуть в глаза убитой горем матери взяли на себя заместители министра полковники внутренней службы Фатхлислам Тукумбетов и Ильдус Карамов. Ильдус Галимзянович, вдоль и поперек исколесивший за две Чеченские войны весь Кавказ, повидавший и переживший много всего, потом часто вспоминал эту невероятно тягостную встречу с матерью погибшего милиционера, которая волею судьбы хоронила уже третьего сына.
Трагическая гибель Баяна Амировича Нафикова стала последней в 2001 году, но не единственной. Четыре сводных отряда башкирских милиционеров успели отстоять "вахту" в Урус-Мартане к концу года, и ни один из них не вернулся без потерь. Открыл скорбный список погибших сотрудников Урус-Мартановского временного отдела внутренних дел командир отделения роты патрульно-постовой службы милиции Управления внутренних дел Белорецкого района и г. Белорецк старший прапорщик милиции Виталий Ахметзянов. Он погиб накануне своего 24-летия – 7 апреля 2001-го принимал участие в сопровождении колонны в направлении н.п. Закан-Юрт Ачхой-Мартановского района для задержания «эмира» боевиков. Почти на въезде в Закан-Юрт прогремел взрыв. Радиоуправляемый фугас рванул под правым передним колесом БРДМ, где рядом с водителем находился старший прапорщик милиции Ахметзянов. Виталий скончался на месте, получив смертельное ранение.
Старший дознаватель отделения дознания ОВД Дуванского района старший лейтенант милиции Радик Вакилов был смертельно ранен 21 мая, когда вытаскивал из-под огня раненого солдата-срочника во время перестрелки с боевиками.
Участковый уполномоченный милиции отдела внутренних дел Мелеузовского района и города Мелеуз старший лейтенант милиции Руслан Булатов скончался на месте боя 30 июля – автомашина, в которой он находился, попала в засаду. Он с другими сотрудниками отражал атаку, пока не закончились боеприпасы. Там же был тяжело ранен участковый уполномоченный милиции ОВД города Октябрьский капитан милиции Азат Набиуллин. Он умер 4 августа после многочасовой операции в госпитале Моздока.
Старший дознаватель отделения дознания ОВД Буздякского района капитан милиции Ильшат Галлямов умер от смертельных ранений в голову и грудь 14 августа – УАЗ, в котором он находился, также попал в засаду. В родном Буздяке его именем названа одна из улиц.
4 сентября машина, в которой находился старший оперуполномоченный капитан милиции Юрий Шефф, была обстреляна в Грозном. После боя он был доставлен в военный госпиталь Моздока, где 5 сентября скончался от полученного ранения.
Погиб при исполнении служебных обязанностей, награжден посмертно – сухие слова, ничего не значащие для родных, близких, друзей и коллег – всех тех, кто потерял дорогих, любимых, незаменимых людей, выполнивших свой долг до конца. Вечная им память.

Комментарии закрыты.